Просто о сложном, объективно о главном

предложите новость

форма отправки новости
X

    Дело Супрун живет и побеждает

    С приходом на пост министра здравоохранения Уляны Супрун эксперты сразу заговорили о том, что начинается эра тотального наступления платной медицины. Хоть сегодня она уже и не возглавляет ведомство, тем не менее, заложенные принципы превращения отрасли из системы здравоохранения, ориентированной на человека, в систему медицинских услуг, где главным критерием успешной работы является прибыль, дают самые невероятные последствия. 

    Что в приоритете?

    Еще до пандемии коронавируса Минздрав разрешил  семейным врачам самим решать, идти ли на дом по вызову больного или консультировать пациента по телефону. Представители старой школы сразу назвали это полной профанацией врачебной специальности. Не видя человека, не проведя осмотра, а ориентируясь только на его субъективные, зачастую ошибочные рассказы о проблемах со здоровьем, рассчитывать на постановку правильного диагноза не приходится. Врач начал превращаться в телефонного диспетчера. А пациенты, которым телефонное консультирование мало помогает или вообще приводит к ухудшению состояния, вынуждены обращаться в частные клиники, где и на дом приезжают, и свои стационары вводят в эксплуатацию. Правда, прежняя, личная, форма общения с врачом в условиях частных клиник доступна уже не всем, а только весьма состоятельным клиентам.

    Пандемия коронавируса лишь усугубила ситуацию. Кашель, затрудненное дыхание, высокая температура заставляли людей обращаться за помощью к семейным врачам. Они надеялись, что, как раньше, доктор послушает, есть ли жесткое дыхание, расспросит, как все начиналось, сделает назначения. Но не тут-то было! По телефону следовала рекомендация идти делать компьютерную томографию (в Одессе до сих пор ни одно муниципальное или областное лечебное учреждение не имеет своих КТ, ими располагают только частные структуры) или сдавать недешевый анализ крови на определенный белок опять-таки в частной лаборатории.

    Выложить более тысячи гривен за компьютерную томографию или оплатить недешевый анализ крови могут далеко не все. Особенно беззащитными оказывались люди преклонного возраста, инвалиды, которым сложно передвигаться, да и средств на жизнь не хватает. Потому после рекомендаций своих семейных врачей о необходимости обращаться в частные структуры многие пациенты понимали: рассчитывать надо только на самих себя, и начинали  заниматься самолечением – в аптеках, начитавшись рекомендаций из интернета, скупали самые дешевые антибиотики, иммуностимуляторы. В общем, все, на что хватало денег.

    «Зачем делать дорогостоящую компьютерную томографию, если разобраться с состоянием легких в большинстве случаев можно по элементарной флюорографии?», –  недоумевал заслуженный врач Украины, старейший фтизиатр Леонид Авербух.  Да, Леонид Григорьевич, можно. Но зачем идти этим, менее выгодным с материальной точки зрения, путем, если есть другой? Ориентированный, правда, не на здоровье пациента, а на материальную выгоду врача и частных медицинских структур, но узаконенный Минздравом, а потому вполне допустимый.

    В чем он заключается? Вот в чем. Приходя в частную лабораторию сдавать анализ крови или в центр для прохождения КТ, человек, прежде всего, отвечает на вопрос регистратора, кто его прислал. Тем самым, обеспечивая направившему его врачу получение процента с оплаченной им суммы.  За компьютерную томографию и анализы в частных лабораториях она существенно выше, нежели за флюорографию. Потому так и полюбились эти дорогостоящие исследования нашим семейным врачам в противовес той же флюорографии.

    Совершенно аналогичная ситуация и со средним медперсоналом в центрах семейной медицины.  Количество медсестер резко сократилось. И теперь, чтобы пациенту сделали уколы или капельницы, родственникам или близким надо настойчиво договариваться с участковой медсестрой. И она тоже выбирает, кто предложит более выгодные условия оплаты ее услуг.

    Для тех, кто все-таки добрался до центра семейной медицины, придется пройти испытание очередью. Да, я не шучу. Дело в том, что есть запись через интернет, кто-то созвонился с врачом лично и договорился о визите, кто-то пришел сам. И у кабинета врача разворачиваются целые баталии по поводу того, кто и за кем должен заходить. Нервы, ругань, совершенная неопределенность по поводу приоритетов приема пациентов. В общем, это еще один узаконенный дурдом, который заставляет людей, имеющих хоть какие-то средства, переходить на обслуживание в частные клиники. Там, как уже говорилось, и на дом придут, и вовремя, по записи, примут.

    Аскарида алчности

    Не отстают от коллег и врачи-специалисты.  Они ведут прием не в каждом центре первичной медико-санитарной помощи, потому пациентам приходится узнавать, где можно найти нужного специалиста и отправляться к нему на прием. Достаточно посмотреть на толпы в очередях к урологам, кардиологам, эндокринологам, чтобы понять, что предложенная система и здесь превращает поход к врачу в форменное издевательство над больными.

    Если не хочется сидеть в очередях, иди в частный центр.

    Так и поступили три мои знакомые. Их напряженный график работы, стрессы, перенесенные гепатит, язва двенадцатиперстной кишки и удаление аппендикса свидетельствовали о том, что без квалифицированной консультации гастроэнтеролога им периодически обходиться очень сложно.

    Каждая из  моих знакомых обратилась в частную структуру. И три разных специалиста-гастроэнтеролога, предложив курс лечения, который не привел к ощутимым позитивным сдвигам, отправили их проверяться на гельминты. На всякий случай. Это сейчас модная тема. Отправили, что интересно, в одну и ту же частную лабораторию.

    И все трое получили результаты исследований, свидетельствующие о наличии у них в организме гельминтов. Что удивительно – абсолютно  одинаковые результаты. Первая моя знакомая сразу накупила более чем на тысячу гривен лекарств и пошла лечиться. Вторая недоумевала: как так, что у всех одинаковый результат. Третья, заподозрив неладное, решила перепровериться и обратилась в другую частную лабораторию. Там ей сказали, что гельминтов у нее нет. После этого сдали повторные анализы в других лабораториях и две другие мои знакомые. И у них гельминтов тоже не нашли.

    Проанализировав ситуацию, мы пришли к неутешительным выводам. Вновь всем руководит исключительно материальный интерес: в лаборатории пациенток спрашивали, кто направил. Значит, свой процент за исследования врачи получили. И из аптеки, где одна из знакомых все-таки купила лекарства, тоже. И у нее выясняли, кто прислал.

    Доказать, что врачи работают в сговоре с лабораторией и аптеками, – возможно теоретически, но весьма сложно практически. Любому, кто попытается это сделать, заявят: гельминты есть у всех. Это действительно почти беспроигрышная тема. Необходимость санации оспаривать сложно, но ее вынуждают делать за немалые деньги. Да и документальных подтверждений направлений на обследования и назначений вы практически не найдете – судя по всему, юристы хорошо проработали данную сторону схемы обдираловки пациентов. И в итоге в выигрыше оказываются врачи, лаборатории, аптеки, но, увы, не пациенты.

    Потеряли человека 

    Во всем происходящем утраченным оказался человек – ранее самый главный в системе отечественного здравоохранения. Теперь, если врач, давая рекомендации по телефону, ошибся в диагнозе и назначениях, доказать ошибку окажется совершенно невозможно – нет документов, на которые можно опираться, например, при обращении в суд.

    Опять-таки, никто не несет ответственности за то, может ли человек выполнить рекомендации врача в части  прохождения дорогостоящих обследований и диагностических процедур. Распиаренная реформа Супрун гарантирует пациенту оплату лишь самых простых анализов, значительно сократив их перечень по сравнению с тем, что бесплатно было доступно раньше.

    Да и частные структуры, куда люди толпами повалили в связи с коронавирусом, во главу угла тоже поставили деньги. Глядя на очереди в них, начинающиеся на улице, где никто не выдерживает дистанцию, на помещение лаборатории, где идет забор анализов (указанная дезинфекция по графику не проводится), понимаешь: созданы идеальные условия для того, чтобы люди заражали друг друга, и количество заболевших быстро росло.

    Эксперты были правы в своих пессимистических прогнозах: менеджеры, пришедшие на смену управленцам от здравоохранения, превратились в могильщиков не только системы, но и людей. Они отправили пациентов на самый дальний план в перечне главных приоритетов перевода отечественной медицины на откровенно коммерческий путь развития. И пока останавливать подобное власть, увы, не торопится.

    Добавить комментарий

    «Моряки в плену коррупции»

    Данный лозунг был, пожалуй, основным на массовых митингах протеста моряков, что прокатились по стране в минувший понедельник. Акции гражданского неповиновения, выразившиеся во временном перекрытии центральных автомагистралей, прошли в Одессе (перекрывалась Киевская трасса), Херсоне, Мариуполе, Николаеве, Измаиле и в столице.

    Волонтеры благотворительного фонда Виктора Баранского «За Одессу!» поздравляют юбиляров

    Нести добро в дома одесситов, видеть радость на лицах юбиляров и понимать, что делаешь что-то очень важное, необходимое многим людям — работа волонтёров благотворительного фонда Виктора Баранского «За Одессу!» наполнена настоящим смыслом. И поэтому каждый визит к юбилярам  становится настоящим праздником.

    Благотворительный фонд Виктора Баранского «За Одессу!» дарит радость одесситам

    В поле зрения благотворительного фонда Виктора Баранского «За Одессу!» всегда — самые незащищённые слои населения, которым больше всего необходимы поддержка и внимание окружающих. Именно такие люди, как никто другой, умеют ценить добро и искренне радоваться каждому знаку внимания в свой адрес. К сожалению, этого внимания всё меньше. Но благотворительный фонд «За Одессу!» всегда помнит о таких людях и с радостью принимает участие в их жизни.

    Будем играть в «пузыре»

    Коронавирус и украинский баскетбол — этой теме можно посвятить целую монографию. И если в прошлом сезоне ФБУ своим приказом просто прервало чемпионат, объявив чемпионом и призерами команды, в тот момент возглавляющие турнирную таблицу, то в этом на столь радикальные меры функционеры не решились.