Просто о сложном, объективно о главном

предложите новость

форма отправки новости
X

    Улыбка Зубрицкого

    ЗУБРИЦКИЙ АНАТОЛИИ ФЕДОРОВИЧ

    Исполнилось 100 лет со дня рождения одного из самых известных воспитанников одесского футбола.

    Из редакционного досье:

    ЗУБРИЦКИЙ АНАТОЛИИ ФЕДОРОВИЧ

    (20.11.1920 17.02.2005)

    Вратарь, тренер. Родился в Одессе. Заслуженный тренер Украины.

    Второй призер чемпионата СССР (1952 г.).

    В высшем дивизионе чемпионата СССР провел 129 матчей.

    Трижды как тренер возглавлял одесский «Черноморец» (19591961, 19711973, 1977-1979 гг.) 

    В 19751977 и 19792005 годах стоял во главе специализированной детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва «Черноморец», которая ныне носит его имя.

    2 сентября имя Анатолия Федоровича Зубрицкого увековечено именной звездой на Аллее славы «Черноморца».

    Удивительная нестыковка

    Сорок лет назад, готовя публикацию к 60-летию Анатолия Федоровича Зубрицкого, неожиданно столкнулся с противоречием. Просматривая материалы, связанные с личностью выдающегося вратаря одесского и киевского «Динамо», а затем авторитетного тренера, буквально споткнулся о строки из книги другого воспитанника одесской вратарской школы — заслуженного мастера спорта О. Макарова. Олег Александрович уделил немало места рассказу о старшем товарище, восхищался его мастерством, отмечал его доброжелательность и умение дружить… И далее — весельчак, балагур, шутник! Что-то не вязалось.

    Разве это о нем, о суровом Зубре, как его величали не только футболисты и пишущая братия, но даже сверстники? Мне к тому времени не раз доводилось встречаться с ним — как с тренером «Черноморца», как с председателем городской федерации футбола, как с директором специализированной детско-юношеской футбольной школы и просто в многочисленных в то время, как сейчас говорят, «тусовках». И никак не мог я припомнить постоянно играющей на губах задушевной улыбки, о которой так тепло вспоминал его коллега. Разве что усмехнется иногда иронично. Но и не верить Макарову тоже нет оснований.

    Поразительная метаморфоза! И объяснить ее можно, лишь скрупулезно сопоставив факты жизни этого незаурядного человека. Жизни, превратившей открытого для всех рубаху-парня в несколько суховатого, строгого, непреклонного в своих убеждениях мужа.

    Легенда и ее опровержение

    В чемпионате СССР 1939 года одесские динамовцы принимали на своем поле тбилисских одноклубников во главе с великим Борисом Пайчадзе. Игра предстояла сложнейшая.

    Из-за травмы не смог принять участие в матче основной вратарь хозяев Александр Михальченко. Его в срочном порядке заменил 19-летний Толя Зубрицкий из Дворца пионеров. Матч захватил публику — 0:1, 1:1… 3:2 хозяева ведут! В центре внимания — юный голкипер. Он творил в «рамке» настоящие чудеса. Но тбилисцы наступают. И вот Пайчадзе выходит один на один с Зубрицким, до ворот метров семь… Гол? Голкипер бесстрашно выбрасывается навстречу форварду и принимает удар на себя. Потом он долго лежит на земле, не в силах подняться. Наконец его выносят за ворота, над ним склоняется врач. Замены не позволяются, и Анатолий, обхватив руками живот, снова занимает место между штангами. Именно занимает, потому что играть он уже не может. Теперь динамовцам ничего не стоит забить гол. Мяч снова у Пайчадзе. Но он не хочет бить по воротам и выбивает кожаный снаряд в аут. Матч завершается победой одесситов.

    Так гласит легенда.

    Анатолий Федорович же, когда при нем вспоминали этот поединок, лишь усмехался. «Во-первых, — говорил он, — не все так было страшно: если бы травма оказалась настолько серьезной, никто бы здоровьем мальчишки не рисковал. Во-вторых, Пайчадзе действительно отличался удивительным благородством, но специально в аут мяч не выбивал. А в-третьих, дебютировал я вовсе не в поединке с тбилисцами, а в матче с ЦДКА. Произошло это в Москве 4 июня 1939 года».

    В этом весь Зубрицкий, каким его все знали, — объективный, точный, ироничный. Самоирония — непременное свойство интеллигентного человека. Он ею был наделен в полной мере. Что же касается подвигов нашего героя на футбольных полях, то лучше других о нем могут рассказать соратники по киевскому «Динамо».

    Олег Макаров (цитируется по книге «Вратарь»): «Бросались в глаза его выдержка и невозмутимость. Казалось, Зубрицкого просто невозможно вывести из состояния равновесия. И только по маленьким, почти незаметным штришкам товарищи, близко знавшие его, угадывали, когда он начинает нервничать, особенно если ему случалось пропустить гол. Мне нравилось еще и то, что опытный вратарь держался очень скромно, был вежлив, даже ко мне, новичку, относился ровно и спокойно. Но вот матч заканчивался — и Зубрицкий сразу преображался. Мышцы лица расслаблялись, на нем появлялась мягкая задушевная улыбка».

    Ныне покойный Евгений Филиппович Лемешко, также бывший динамовский голкипер, один из ведущих украинских тренеров: «У Анатолия можно было поучиться и мастерству, и культуре. В наше время таких, как он, в футболе были единицы. После киевского «Динамо» Зубрицкий уехал в Кишинев и, по сути, вытащил молдавскую команду в высшую лигу. Но играть ему там… запретили! Из-за возраста! Было тогда такое понятие — возрастной ценз. Ну не дурь ли?! Толя режимистый был, реакция — сумасшедшая, работоспособность — необыкновенная, а главное — интеллект. А его — в архив».

    Вот оно! Как видно, судьба его складывалась непросто еще в игроцком возрасте.

    Когда предают свои

    Дальше — больше. В 1961 году «Черноморец», которым он руководит, впервые в своей истории завоевывает звание чемпиона Украины и благодаря этому должен играть переходные встречи с донецким «Шахтером». Победитель в будущем сезоне выступает в высшем дивизионе советского футбола, проигравший — во втором. Казалось, еще одно последнее усилие — и вожделенная мечта станет явью. Но вмешалась политика: «горняки» в том сезоне выиграли Кубок страны, чего оказалось достаточно для отмены матчей. Как вы думаете, легко ли было Зубрицкому с его обостренным чувством справедливости терпеть подобное отношение?

    Обидно, конечно, когда тебя подставляют соперники. А если свои? Свои оказались похлеще: обещанную ему квартиру втихую отдали одному из высоких чинов пароходства. Можно было проглотить обиду, потерпеть, рано или поздно все равно получил бы нормальное жилье. Но он не смог, чувство собственного достоинства не позволило. И ушел из коллектива, который практически тем же составом вскоре триумфально ворвался в класс сильнейших. Зато когда «Черноморец» вылетел в первую лигу, именно его позвали спасать команду.

    Футбольная команда — объединение сложное и тонкое. Футболисты, как актеры, — люди амбициозные, придирчиво следящие друг за другом и тренерами, суеверные, капризные. Редко какому коллективу удается длительное время функционировать без серьезных конфликтов. А уж «Черноморец» советской поры в этом плане ходил в рекордсменах. И когда в команде произошел очередной «бунт», выручать ее снова попросили не кого-нибудь, а Зубра. И он, презрев старые обиды, снова согласился.

    Впрочем, случалось, что и его пытались «снять» подопечные.

    — Мне известен лишь один уникальный случай, когда партийные органы отстояли тренера, — рассказывал бывший председатель облсовета «Водник» ныне покойный Игорь Емельянович Яковенко. — Тогда игроки пошли против Зубрицкого. Помню, приехал к ним на встречу секретарь обкома Неизвестный и с порога: «Кому не подходит Анатолий Федорович, берите сумки — и на кислород». Никто и пикнуть не посмел. Зубрицкий по своей натуре — несколько суховатый человек, иногда ему не хватало дипломатичности. Дистанцию держал. Вот его игроки и недолюбливали, не хватало ему гибкости. Но что интересно: во-первых, Анатолий Федорович всегда оставлял после себя хорошие команды, во-вторых, никогда никому не сделал подлости. Заметили, на Лобановского никто из игроков, закончивших с футболом, не жалуется (хотя добреньким Валерия Васильевича не назовешь). То же и с Зубрицким. Он из тех, кого по-настоящему оценивают потом, спустя годы. Но никто не знает, сколько шрамов на его сердце оставили многочисленные обиды. Тут не до улыбок.

    «Птенцы» гнезда Зубрицкого

    Работа на ниве детско-юношеского футбола — особая глава в жизни Анатолия Федоровича. Казалось бы, куда выше — прекрасный спортсмен, высококвалифицированный тренер? Но потенциал этого человека был таков: за что бы ни взялся, обязательно добивался достойного результата. Возглавив ДЮСШ «Черноморец», он объединил вокруг себя незаурядных и преданных делу людей, и школа ежегодно давала нашему футболу качественное пополнение. Одно перечисление «птенцов гнезда Зубрицкого» звучит для истинного поклонника футбола, как музыка: Игорь Беланов, Сергей Жарков, Юрий и Александр Никифоровы, Илья Цымбаларь, Дмитрий Парфенов, Геннадий Альтман, Юрий Букель, Руслан Гилазев, Юрий Горячев, Сергей Гусев, Владимир Заярный, Александр и Сергей Згуры, Владислав Зубков, Виталий Колесниченко, Денис Колчин, Сергей Кочвар, Олег Мочуляк, Гавриил Псомиади, Александр Ролевич, Руслан Романчук, Виталий Руденко, Александр Скрипник, Юрий Смотрич, Андрей Телесненко, Виталий Тищенко, Сергей Шматоваленко, Игорь Шуховцев…

    ЗУБРИЦКИЙ АНАТОЛИИ ФЕДОРОВИЧ

    Сегодня ДЮСШ «Черноморец» носит имя своего многолетнего директора. А тогда, сорок лет назад, Анатолий Федорович, прочитав заметки, ему посвященные, каждый раз при встрече со мной широко улыбался.

    Добавить комментарий

    «Моряки в плену коррупции»

    Данный лозунг был, пожалуй, основным на массовых митингах протеста моряков, что прокатились по стране в минувший понедельник. Акции гражданского неповиновения, выразившиеся во временном перекрытии центральных автомагистралей, прошли в Одессе (перекрывалась Киевская трасса), Херсоне, Мариуполе, Николаеве, Измаиле и в столице.

    Волонтеры благотворительного фонда Виктора Баранского «За Одессу!» поздравляют юбиляров

    Нести добро в дома одесситов, видеть радость на лицах юбиляров и понимать, что делаешь что-то очень важное, необходимое многим людям — работа волонтёров благотворительного фонда Виктора Баранского «За Одессу!» наполнена настоящим смыслом. И поэтому каждый визит к юбилярам  становится настоящим праздником.

    Благотворительный фонд Виктора Баранского «За Одессу!» дарит радость одесситам

    В поле зрения благотворительного фонда Виктора Баранского «За Одессу!» всегда — самые незащищённые слои населения, которым больше всего необходимы поддержка и внимание окружающих. Именно такие люди, как никто другой, умеют ценить добро и искренне радоваться каждому знаку внимания в свой адрес. К сожалению, этого внимания всё меньше. Но благотворительный фонд «За Одессу!» всегда помнит о таких людях и с радостью принимает участие в их жизни.

    Будем играть в «пузыре»

    Коронавирус и украинский баскетбол — этой теме можно посвятить целую монографию. И если в прошлом сезоне ФБУ своим приказом просто прервало чемпионат, объявив чемпионом и призерами команды, в тот момент возглавляющие турнирную таблицу, то в этом на столь радикальные меры функционеры не решились.