Просто о сложном, объективно о главном

предложите новость

форма отправки новости
X

Насилие в семье: кто поможет в Одессе, если некуда бежать

Если семейная жизнь далека от идеала и у женщины нет больше сил терпеть насилие, выход  есть: 15 лет кризисный центр «София» оказывает всестороннюю помощь  женщинам, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Большинство из них пережили семейное насилие и дойдя до критической точки, решают изменить свою жизнь. «Пушкинская» побывала в кризисном центре и узнала, кто помогает им скрыться от ужасов прошлого и какова цена обретенной свободы.

Кризисный центр «София» расположен на одной из улиц в спальном районе города. Найти его самостоятельно невозможно – для безопасности женщин работники тщательно скрывают его местонахождение. Проходя мимо и заглянув в приоткрытую дверь, можно подумать, что это творческий центр: в холле разбросаны детские игрушки, видны стеллажи с книгами и мягкие пуфы. Подойдя поближе, слышится звонкий смех.

Гостей тут встречает Оксана Пчельникова — психолог и несменный директор центра, которая уже 15 лет помогает женщинам «начать все с начала».

«Идея создания центра принадлежит председателю общественной организации “Вера, Надежда, Любовь” Татьяне Семикоп, которая долгие годы проработала начальником криминальной милиции по делам детей. Навидавшись всякого, она захотела помочь трудным подросткам найти себя и свой путь в жизни. Так появилась организация, а следом и центр».

Изначально вектор работы был направлен на молодых девушек, которые сбегали из дома и вели бродяжнический образ жизни. Центр предлагал им временно пожить, получить психологическую помощь и социальную поддержку. Параллельно работала горячая линия, на которую приходили анонимные звонки от тех, кто пострадал от разных форм насилия. Вместе с подростками, как выяснилось, в поддержке нуждались и женщины, которые страдали от семейных побоев или оказались в сложных жизненных ситуациях.

«Как-то нам позвонила женщина, которую избил муж. Избил до полусмерти, поэтому звонила она нам прямо из больницы. Идти ей было некуда, и она решила обратиться в центр. Увидев ее состояние, мы поняли, что нужно открывать дополнительные комнаты для потерпевших от домашнего насилия».
С ее слов, за эти годы через центр прошли сотни женщин. Все они разного возраста, социального положения, финансового достатка и национальности. Объединяет их одно: желание изменить свою жизнь.

«Единого образа жертвы домашнего насилия нет. Это клише, что девушки из кризисного центра обязательно социально неблагополучны. Нам приходилось работать и с женщинами из очень обеспеченных семей, которых мужья били, запирали в “золотые клетки” и ограничивали круг общения. Все потому, что насилие — это не только избиение или принуждение к сексу, но и моральный прессинг, лишение денег, унижение и оскорбление. Как-то мне позвонила женщина и рассказала, что ее богатый зять-бизнесмен выстроил за городом дом, увез ее дочь и держит под замком. Девушка оказалась изолирована, так как муж ограничил круг ее общения, завел собаку и выставил по периметру охрану. Мать поняла, к чему это может привести и тайно передала девушке мой номер. Созванивались мы по ночам, когда муж был в отъезде или задерживался на работе. Девять месяцев ушло у меня на то, чтобы убедить ее поставить точку. Когда девушка прошла реабилитацию, пришла в себя, никак не могла ответить себе на вопрос — зачем все это терпела».

Кризисный центр занимает около 500 квадратных метров и рассчитан на 11 взрослых и 20 детских мест. Здесь есть кухня, душевая, две игровые комнаты, конференц-зал, зона отдыха и мастерская, где девушки могут бесплатно выучиться на парикмахеров и мастеров маникюра. В центре работают психологи, юристы, социальные работники, охранники и даже воспитатели, так как часто сюда попадают женщины с детьми. Именно по ребенку, отмечает Оксана, видно, насколько критично положение в семье.

«Дети часто становятся заложниками ситуации, и увиденное насилие очень сказывается на них. Поэтому важно, чтобы вместе со взрослыми реабилитацию прошел и ребенок, ведь дети склонны винить себя в происходящем. Часто мы слышим от них  фразу “Если бы не было меня, у мамы с папой все было бы хорошо”».

Адрес центра в интернете не найти. В полиции и соцслужбе жертвам домашнего насилия предлагают обратиться в организацию «Вера, Надежда, Любовь», где психологи и работники проведут собеседования и выяснят, насколько женщина хочет изменить свою жизнь. Как утверждает Оксана, помочь готовы каждой вне зависимости от прописки, гражданства, наличия документов, «плохого» или «хорошего» прошлого. В кризисном центре есть ряд правил, например, нельзя употреблять алкоголь, ругаться, покидать территорию ночью или уезжать на время. Если женщина согласна их выполнять, она проходит медосмотр и заезжает в центр.

Ограничений нет и на срок пребывания. Изначально реабилитация планировалась на три месяца, но практика показала, что каждый случай уникален и требует особого подхода. Поэтому сегодня решение о том, сколько пробудет женщина в центре, принимает коллегия из работников. За установленный срок она должна восстановить силы и вернуться к нормальной жизни, но главное — полюбить жизнь и себя.

«Все женщины, которые попадают к нам, сразу готовы развестись. Первое время в них говорит обида за страдания и побои, но уже через неделю они начинают винить себя в происходящем и оправдывать агрессора. Если есть общие дети, возникает страх за их будущее и материальное благополучие. И, конечно, появляется боязнь одиночества».

Оксана настаивает, что кризисный центр не ставит себе за цель разрушить семью и обязательно получить развод. Важные решения женщина должна принять сама, а центр лишь показывает возможные пути разрешения проблемы.

«Мы не навязываем свое мнение. Женщина во время работы с психологом сама определяет, что ей делать. Нам не хочется впоследствии оказаться виноватыми или за разрушенную семью, или за воссоединенную, но с летальным исходом. Поэтому в центре работают психологи, которые занимаются реабилитацией, и юристы, помогающие с разводом и судебными тяжбами за имущество».
В здании помимо охранников есть и тревожная кнопка. Бывали случаи, когда обидчик выслеживал жертву и пытался вернуть в семью уговорами или угрозами, как в сторону женщины, так и работников.

«Если на пороге появляется обидчик, к нему выхожу я. Понимаю, что беседовать с такими людьми бесполезно, но этот разговор вынужденный: пока мы общаемся, сотрудники закрывают дверь и вызывают полицию. Обычно такой приезд заканчивается мирно, но бывают и исключения. Как-то к нам попала женщина, которую периодически бил гражданский муж. Семья была из Узбекистана. Не выдержав унижений, она решила развестись и пришла к нам за помощью. Муж выследил ее, наших юристов, а потом и центр. Несколько раз приезжал со своими “братками”, уговаривал жену вернуться, но она была непреклонна. В один прекрасный день приехал с подарком — норковой шубой. Увидев ее, женщина собрала свои вещи и заявила, что, пожалуй, вернется в семью».

Со слов Оксаны, работа кризисного центра существенно отличается от городских служб. Разница в том, что здесь всегда готовы прийти на помощь, даже если это праздник, поздняя ночь или далекая окраина.

«Бывало, избитые жены звонили вечером в соцслужбу и просили помощи. В таком случае к ней должна выехать мобильная группа, но, если звонок поступил после пяти – рабочий день окончен и они отвечают, что приедут завтра. Ну, разве так можно? Конечно, они-то завтра приедут, но там уже может быть труп. Мы же работаем круглосуточно, без выходных и готовы выехать в любое время. Если позвонили ночью — созваниваемся с полицией, выезжаем и забираем жертву. В медучреждении снимаем все побои и проверяем на внутреннее кровотечение. Мог быть удар по голове и если женщина уснет, утром может не встать. Поэтому если терпимо, после врача забираем в центр, если что-то серьезное – оставляем в больнице и договариваемся не подпускать никого к пострадавшей».

На вопрос о том, почему женщины терпят насилие и не сразу обращаются за помощью, Оксана объясняет просто: в основном возраст женщин, попавших в кризисный центр, от 30 до 40 лет – поколение, воспитанное на терпимости и желании «сохранить семью во что бы то ни стало».

«Часто родственники, даже самые близкие вроде мамы, когда узнают, что их дочери — жертвы насилия, дают дурные советы. Мол, если он тебе по лицу заехал, ничего страшного, подстраивайся под него и все будет хорошо. Молодежь не позволит с собой так обращаться. Они знают, как найти информацию и к кому обратиться. Взрослое поколение готово терпеть побои, жить с мнимым чувством вины и все ради сохранения семьи, которой по факту уже нет. Бывает, на горячую линию звонят пенсионерки, которых всю жизнь колотят или мужья, или взрослые дети, но изменить что-то в жизни они не готовы».

Помогать в кризисном центре и не перенимать чужие проблемы – невозможно, уверяет Оксана. Каждая история проходит через работников, которые не могут оставаться равнодушными к своим подопечным: вместе работают, воспитывают детей, учатся и пытаются вернуться к нормальной жизни.

«Когда работаешь с этими женщинами, проживаешь все невзгоды вместе. А когда тяжелый путь пройден, и ты видишь, насколько женщина преобразилась, по-другому смотрит на себя и на мир вокруг, понимаешь, что все было не зря. Поэтому главный совет — просто снимите трубку, наберите номер горячей линии и вы получите все ответы, как изменить свою жизнь».

Офис Общественного Движения «Вера, Надежда, Любовь»: г. Одесса, ул. Успенская, 53

Телефон доверия по предупреждению насилия в семье: (048) 777 25 17

Консультационный Центр для беженцев и искателей убежища: (048) 777 19 40

Центр социально-психологической реабилитации для женщин, оказавшихся в кризисном состоянии, «София»: (048) 706 38 17

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Какие привычки снижают вашу продуктивность

Утром порой кажется, что вам по плечу  свернуть горы, и за день можете сделать уйму полезных дел. Но приходит вечер и оказывается ,что ваша продуктивность оказалась , мягко говоря, так себе. Так куда же девается время и что сделать, чтобы повысить продуктивность, консультирует Лайфхакер

Налог на недвижимость: платить или не платить

С 2018 года процент налога на недвижимость  в цифрах как-будто уменьшился: с 2% до 1,5%, но в денежном выражении все равно платить придётся больше, чем прежде.  Какая недвижимость облагается налогом, можно ли его не платить и есть ли отличия в оплате физическими и юридическими лицами, информирует GetHom

Бараново, Малиновка — герои и монахи

Село Бараново расположилось на р. Малый Куяльник. Село возникло в начале XIX века. Основателем слободы стал майор Баранов. Сельсовету с. Бараново Ивановского района Одесской области подчинены также сёла Малиновка, Причеповка, Сухомлиново.

2 мешка грунта и аграрии со всей области: в Одессе обсуждали земельную реформу

В рамках всеукраинского проекта «Диалоги об Украине» в Одессе 29 ноября был проведен форум с участием представителей Кабинета Министров, Верховной Рады, аграриев, руководства области и представителей органов местного самоуправления.