Просто о сложном, объективно о главном

предложите новость

форма отправки новости
X

Одесса поднимает желтый флаг: история последней эпидемии

На волне всемирной паники по случаю нового коронавируса «Правда за Одессу» решила разобраться, а как же в Одессе боролись с эпидемиями в прошлом? Наш город пережил несколько крупных очагов чумы и холеры. И пережил, кстати, лучше, чем другие города! Именно потому, что тут работали великие ученные-одесситы: Н. Ф. Гамалея, Я. Ю. Бардах, В. А.Хавкин, Д. К. Заболотный – создатели вакцин от холеры и чумы и лучшие эпидемиологи страны. Повезет ли нашему городу, если эпидемия разразится сегодня, не смотря на научный и технический прогресс? Не факт. Но сначала о холере.

По-настоящему в Одессе холера разбушевалась только в 1865 г., до этого она бывала здесь лишь эпизодически. Из 13 тысяч заболевших умерло 4 тысячи.

Затем холера появлялась в Одессе еще несколько раз: вспышка была в 1908 г., тогда из 19 заболевших 15 умерли. Именно после нее знаменитый одессит-микробиолог Гамалея пришёл к выводу, что холерные эпидемии в Одессе всегда начинаются на Пересыпи (так, кстати, случилось и в 1970 г.) и объяснил причину – там отсутствовала канализация, а во многих домах и водопровод. В этих условиях преимущество за водным путем распространения инфекции. Николай Гамалея предложил вакцину против холеры человека и разработал комплекс санитарно-гигиенических мероприятий по борьбе с инфекцией.

Холера вернулась в революционном 1918 и 1922-ом годах, и противоэпидемическую службу Одессы возглавил знаменитый ученый Д.К. Заболотный, имевший опыт руководителя ликвидаторов чумной эпидемии в Маньчжурии, которая стала победой русских врачей, многие из которых остались жертвами «чумной Цусимы».

В послевоенные годы о холере почти забыли и сведения о появлении зараженных в Батуми и Астрахани летом 1970 года стали полной неожиданностью. Сообщения одесские медики получили из неофициальных источников, так как в те годы такая информация считалась государственной тайной. Скорее всего сведения были получены от моряков ЧМП. Медики встревожились и уже 26 июля в областной инфекционной больнице стали проводиться бактериологические исследования желудочно-кишечных больных на наличие холерного вибриона. Но только 3 августа поздно вечером (в 23 часа) из испражнений подозрительного больного был выделен холерный вибрион Эль Тор серотип Огава.

Первым заболевшим стал 57-летний сторож совхоза им. Кирова Ф.Е. Лютиков, который был доставлен в инфекционную больницу в тяжелом состоянии утром 3 августа. Изначально у него подозревали острый энтероколит и отравление копченной рыбой. Несмотря на все старания врачей, вечером того же дня Лютиков скончался.

После смерти первого пациента все завертелось. В ночь с 3 на 4 августа 1970 уже был открыт противоэпидемический штаб очага в инфекционной больнице, которая сразу же была оцеплена ротой солдат внутренних войск. Были оповещены первые лица города и главный санитарный врач республики М. Мельник, который срочно прибыл в Одессу. А с утра 4 августа были развёрнуты госпитали для больных и отдельно – для подозреваемых и контактных. Бригады врачей-инфекционистов совершали обходы дворов на Пересыпи и в районе Хаджибеевской дороги.

5 августа в госпиталь поступило четверо больных, 6-го августа уже шестеро, причём из разных районов города. Но главное, 6 августа вибрион Эль Тор был обнаружен в морской воде пляжа Комсомольский (Лузановка).

После этого стало понятно – холера вернулась и 6 августа 1970 года Одесса была объявлена неблагополучным городом, над которым подняли желтый флаг противохолерного карантина.

Областной Чрезвычайной противоэпидемической комиссией был введен карантин. Выезд из города разрешался только после длительной изоляции в специально созданных обсервациях. Карантинной зоной стали совхоз Кирова, гостиница аэропорта и авиационно-техническая база. Пригороды Одессы вдоль побережья Хаджибеевского лимана оцепили войсками местного гарнизона. Со всех санаториев и курортов области людей эвакуировала милиция.

Однако сплошной линии оцепления карантинной зоны не было: морской порт, ЖД вокзал и аэропорт продолжали работать. Одесситы и отдыхающие с ужасом шептались о страшной холере, хотя ни в одном региональном СМИ это слово не упоминалось ни разу. Во всех сообщениях радио и прессы речь шла о абстрактных кишечных заболеваниях. Даже в официальных документах областного и городского советов говорилось «об угрозе завоза», и это в то время, когда в городе было уже более десятка холерных больных и трупы скончавшихся. Но скрыть что-то в Одессе задача практически невозможная, тут любая торговка с Привоза осведомлена лучше всякого радио.

7 августа из разных районов города были доставлены еще 12 одесситов с подтвержденным диагнозом. Двое из них, работник ликёроводочного завода и безработный, скончались. Эпидемия подтвердилась, первоначальные карантинные меры были признаны не эффективными и 8 августа их перевели в более строгий режим.

Вокзалы, порт и аэропорт полностью закрыли. Все санатории, больницы и пионерские лагеря были превращены в обсервации. В них размещали иногородних отдыхающих и подозреваемых в заражении. Тех, кто ждал рейса домой на территории ЖД вокзала, поместили в специально выделенные и превращенные в обсервации 10 пассажирских поездов. Отбывающих из морского порта разместили на два судна «Победа» и «Абрау-Дюрсо», которые вместе с пассажирами вывели на рейд, где они находились на обсервации с запретом покидать место дислокации. Весь город и прилегающие районы оцепили уже сплошным кордоном войск и милиции. Город не могли покинуть не только одесситы, но и отдыхающие, независимо от срока путёвок и наличия билетов на выезд. Все городские пляжи были закрыты. Граница карантинной зоны проходила так: Сычавка, Вороновка, Булдынка, Выгода, Граданицы, далее по р. Днестр до с. Маяки, Николаевка, Овидиополь (включительно), Затока.

Как это не парадоксально, но слово холера в прессе все еще не звучало, впрочем, как и слова карантин и эпидемия, но горожанам настойчиво рекомендовалось пить только кипяченную воду, мыть с мылом не только руки, но и овощи и фрукты.

В спешном порядке с улиц убирались мусор и нечистоты, которые, как известно, предпочитает для размножения холерная палочка. Мусор вывозили с дворов и подвалов на свалку, где сжигали.

Было выдано постановление на ужесточение цен на продукты, чтобы из-за паники и прекращения подвоза они не поднялись (это подействовало, цены оставались такими же, как и до карантина).

Жёлтый флаг противохолерного карантина развевался над Одессой в течение 40 дней, а город жил своей жизнью. По непривычно чистым улицам ходили трамваи, на рынках продавались дешевые овощи и фрукты, разве что медики и сандружинники ежедневно обходили дома. Впервые в истории летняя Одесса осталась в полном распоряжении одесситов. И те в полной мере этим воспользовались. Так как цены на Привозе упали до неприличия, прилично пообедать могли уже практически все. Зато цены на сухое вино, рекомендованное Минздравом для повышения кислотности, резко возросли. Даже «Ркацители», прозванное за свои высокие вкусовые качества «Рыгацители», пользовалось большим спросом. Резко опустевший город, невиданная чистота, обилие продуктов, солнце, почти пустые пляжи. Рай, Эдем, Одесса.

Профилактическую вакцинацию проводили только медикам, морякам, летчикам и железнодорожникам. Поголовной вакцинации населения не было, зато с 15 по 18 августа проводилась лекарственная профилактика. Одесситам категорически рекомендовалось принимать по одной таблетке тетрациклина три раза в день в течение 4 дней. Покупать лекарства (более чем доступные) нужно было за свой счет, в ближайшей аптеке. В Одессу было доставлено 4,5 млн. конвалют тетрациклина и окситетрациклина, а всего было продано населению 2,3 млн. конвалют из расчёта на 950 тыс. человек взрослых и детей старше четырёх лет. А в прессе по-прежнему все меры назвали борьбой с ««болезнетворными агентами», слово холера было непечатным.

Пик эпидемии пришелся на середину августа, а уже 16 и 20 августа зафиксировано по пять больных, в остальные дни – двое-трое. Затем 23 августа – трое. 24 августа – ни одного. В конце месяца и в начале следующего регистрировались через день по одному, а с 5 сентября больные в госпиталь перестали поступать. Областная ЧПК, тем не менее, решила выжидать ещё 10 дней. В начале сентября власти объявили, что порт Одессы вновь открыт для торговли. Так закончился последний карантин в Одессе.

По данным доктора В.С. Фиалковского, который работал во время эпидемии прозектором в областной инфекционной больнице, заболевших было 125 человек и 20 человек скончалось, из них 14 – в городе и 6 – в районах области.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

От «Теплых кредитов» пока не отказываются

Кабинет Министров рассматривает возможность добавить в проект бюджета на 2021 год расходы на программу «Теплые кредиты».

Честь, достоинство и интеллект: ко Дню рождения одесского Герцога

Сегодня исполнилось 254 года со Дня рождения самого одесского герцога, заслуженно ставшего символом нашего города.

Программа медицинских гарантий: что нового

Национальная служба здоровья Украины (НСЗУ) — правительственный орган управления, ответственный за внедрение и соблюдение финансовых гарантий медицинского обслуживания населения —на определенных этапах реформы системы здравоохранения информирует о состоянии дел. На днях состоялась онлайн пресс-конференция, тематика которой касалась реализации второго этапа реформирования конкретно в Южном регионе страны.

Новые бланки водительских удостоверений

Как сообщили в региональном сервисном центре МВД в Одесской области, Кабинет Министров Украины утвердил новые бланки водительских удостоверений и свидетельства о регистрации транспортного средства, они полностью адаптированы к международным требованиям.