Просто о сложном, объективно о главном

предложите новость

форма отправки новости
X

Одиссея Заславского: жизнь и смерть главного «народника» Одессы

Не так давно улицу Заславского в историческом центре Одессы переименовали в улицу Бориса Литвака. Безусловно, почетный гражданин Одессы Борис Давидович Литвак, улицу в свою честь заслуживает, но сегодня речь не о нем, а о человеке, организовавшем в Одессе, по сути, первый профсоюз защиты рабочих, и улицу имени которого декоммунизировали потомки тех, кого он защищал.

Народное название этой, уже в третий раз переименованной улицы — Мещанская, она появилась на картах города примерно в 1836 году. Это чисто народный топоним, связанный с находившимися здесь органами мещанского самоуправления. По тому же принципу были названы улицы Земская, Комитетская и Дворянская. С приходом советской власти, улицу переименовали в честь Евгения Осиповича Заславского, и большинство современных одесситов понятия не имеют, кем был и чем занимался этот человек, улица имени которого просуществовала в Одессе почти 100 лет.

Евгений Осипович Заславский организовал в нашем городе первую в РИ рабочую революционно-политическую организацию «Южно-русский союз рабочих».

Дворянин и сын генерала, он закончил Воронежскую гимназию, прослушал курсы Московской Петровско-Разумовской земледельческой академии и Питерского Технологического института. Изучал естественные науки, юриспруденцию, социологию, политическую экономику. Оба эти высших учебных заведения имели славу рассадника революционных настроений, именно там, в студенческие годы, Заславский увлекся идеями революции, несмотря на то что происхождение, образование и семейные связи гарантировали ему отличную карьеру.

В Одессу, где жили его тетка и сестра, питерский студент Заславский приехал в 1867 году в крестьянском платье и сапогах, прожив до этого несколько лет в Полтавской области, при имении генерала Колтоновского. Среди революционеров-народников тогда было модно «идти в народ». Впрочем, уже через два года жизни в Одессе, Заславский понял, что «идти в народ нужно лишь для того чтобы поднять его на бунт или подготовить восстание на будущее, а не для того, не для другого время еще не пришло», это убеждение, основанное на личном опыте, привело его к сближению с городскими рабочими.

В 1870-тых годах развитая промышленная Одесса имела много крупных предприятий с сотнями рабочих на каждом. Одесские студенты ведут среди рабочих образовательную деятельность. В 1872 году, рабочим завода Беллино-Фендериха студенты преподают грамматику, арифметику и даже геометрию. Комнаты для занятий арендуются за счет слушателей. Работа студентов с рабочими была культурно-просветительской до того момента, как в образовательный кружок завода в качестве преподавателя пришел Заславский.

Евгений начал читать рабочим лекции по политической экономии, истории рабочего класса, всеобщей истории, капитале и ассоциациях, рассказывал о эксплуатации рабочих, разбирал со слушателями «Что делать?» Чернышевского. Из этого кружка фендериховцев на Пересыпи вышли главные его последователи, совместно с которыми он даже создает кооперативную баню, которая, впрочем, прогорела. Этих же рабочих Заславский взял наборщиками в типографию, которую открыл за личные сбережения. Они же впоследствии проходили вместе с ним по делу «Южнорусского союза рабочих», за распространение напечатанной там агитационной брошюры «Сказка о Мудрице Наумовне». (Любопытная кстати брошюрка, в мудрец Наум и его дочь Мудреца Наумовна олицетворяют самого Маркса и его идеалы, а деревья и падающие с него листья — «Капитал» и его тезисы. Автор этого революционного эпоса — «чайковец» Кравчинский (Степняк), тот самый, что убил в Питере шефа Жандармов Мезенцева, автор публицистики о царской России). В типографии Заславского печатались революционные призывы к одесским рабочим, автором которых был он сам.

В то же время Заславский отрицательно относился к идеологии бунта, выдвигая на первый план постепенную просветительную и организационную работу в массах, а бунтарство считал авантюризмом и поиском острых ощущений.

В 1873 году ученики Заславского приступили к созданию на своих предприятиях ссудо-сберегательных касс (учреждения мелкого кредита). В Одессе их образовалось 6 или 7: на заводе Беллино-Фендериха, на Пересыпи, группа промышленного завода, две городские группы (наборщиков и позолотчиков), одна или две группы железнодорожных мастерских и группа рабочих на Слободке-Романовке. Уже через три месяца Заславский предлагает одесским группам присоединиться к таким же рабочим группам Ростова-на-Дону и образовать «Южно-Русский Союз Рабочих». Вот так, через образовательные лекции, библиотеку и типографию в Одессе создали первый в РИ «рабочий профсоюз».

Чем занимались члены «профсоюза» или «Южного-Русского Союза Рабочих»? Ну например, когда на заводе была введена сверхурочная 2-часовая работа, т. е. Рабочий день удлинен на два часа, а администрация не только не уплатила за эти два часа по полуторной расценке, а просто ничего не заплатила, превратив день из 10-часового в 12-часовой, члены Союза составили воззвание, где указывали на неправильный расчет, призывали к протесту и предлагали присоединиться к объединяющему рабочих для борьбы Союзу. Воззвание напечатал Заславский в своей типографии. Прочитавшие воззвание рабочие в 6 часов без звонка бросили работу и направилась к выходу. Переговоры с администрацией привели к соглашению, за сверхурочные часы было уплачено, хотя и не по полуторной расценке.

За время работы в Одессе Заславский проявил себя блестящим организатором. Современники описывают его подвижным, общительным и необычайно обаятельным. Он не был искусным оратором, но его тихая, сдержанная речь, скромность внешности и образа жизни, нравилась рабочим. Три года Заславский был не просто любимцем одесских рабочих, он был их вождем.

«Союз» рухнул в 1875 году, когда машинист парового отопления станции «Куликово» донес о его существовании жандармам, показав распространявшуюся среди его членов нелегальную литературу. 22 декабря 1875 года, арестовывают Заславского, а к концу декабря число арестованных переваливает за 60.

Заславский слышат как пытают его соратников, многие не выдерживают и сознаются, сдают товарищей. Это нанесло удар психике Заславского, он перестает выходить на прогулку, не разговаривает с сокамерниками и надзирателями. К весне, осматривающий его тюремный врач находит у него «признаки психического растройства». Его отправляют с одесского тюремного замка на новое освидетельствование в Петербург. Там его болезнь называют симуляцией, что в принципе было верно.

23 мая 1877 года перед судом предстают 15 человек: 2 интеллигента — Заславский и Сквери и 13 рабочих. Их обвиняют в создании общества целью которого является свержение государственного строя. Процесс проходит при закрытых дверях. В зале от силы 25 человек, среди которых был и писатель Тургенев.

Заславский отрицает обвинение, и молчит в течении всего процесса. Сам процесс прошел незаметно, на скамье подсудимых не было знатных персон. Рабочим дали кому от 5 до 10 лет каторги, кому поселение с лишением всего, часть отправили на несколько лет в арестантские роты и тюрьму.

Заславскому дали 10 лет каторжных работ в крепостях. Но так как он дворянин, приговор должен был утвердить лично царь. Александр 11 утверждает приговор, но после подачи женой Заславского прошения о помиловании, каторгу ему заменяют ссылкой в Томскую губернию. Но помилование пришло слишком поздно, 25 июня 1875 года Заславский умирает от туберкулеза в Петербургской тюремной больнице.

Так закончилась жизнь человека, который создал при царском режиме первый, по сути, «профсоюз» защищавший права простых рабочих и улицу которого «декоммунизировали» потомки тех, кого он защищал.

Добавить комментарий

Ждём! — отличный материал — спасибо автору!

-->

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Стреляли метко

13–18 ноября во Львове проходил Открытый кубок Украины по стрельбе из пневматического оружия.

Герой матча – Роман Пидкивка

«Альянс» (Липовая Долина) — «Черноморец» — 0:0
20 ноября. Первая лига. 14-й тур. Сумы. Стадион «Юбилейный». Без зрителей. 

На темы морали: время собирать камни

Прислушиваясь к совету врачей после перенесённого COVID-19, мы стараемся больше времени проводить у моря. Благо живём рядом. Эти осенние увядающие аллеи золотой листвы, наше «самое синее в мире Чёрное море» и чистые пляжи, отдыхающие от изнурительно жаркого лета и нашествия курортников, берут тебя в плен, вызывают умиротворение. Так бы слушал и слушал ненавязчивое шуршание набегающей волны, покряхтывание чаек, вечных тружеников моря, и вглядывался бы в морскую даль, где, почти сливаясь с горизонтом, покачиваются наполненные ветром паруса яхт.

Чур, я в домике!

Помните это выражение из детских игр? Главный его смысл в том, что, если ты успел добежать до того места, которое договорились называть «домиком», то ты становился недосягаемым для всех своих оппонентов по игре.