Просто о сложном, объективно о главном

предложите новость

форма отправки новости
X

    Брат Пушкина — Лев Сергеевич

    Когда мы с наслаждением и ностальгией вспоминаем Старую Одессу, создатели эпохи которой погребены в земле Первого (Старого) кладбища, то среди первых имён, её представляющих, всплывает завораживающее: Лев Сергеевич Пушкин. И сразу так много впечатлений охватывает нас — время, события, люди, чувства… Он был, конечно же, не только младшим братом великого А.С. Пушкина, но и боевым офицером, таможенным служащим в Одессе и поэтом замечательным. Оказался он в Одессе, как ныне представляется, в силу совершенно романтичных обстоятельств.

    Разница в шесть лет и отсутствие истинного единения с родителями давали Александру Сергеевичу весомое основание относиться к брату Лёвушке, как Пушкин называл его, в высшей степени заботливо, покровительственно, как к самому дорогому человеку на земле. А что же Лёвушка? «А Лёвушка наш рад,  что брату своему он брат», — так шутили друзья, наблюдавшие истинно восторженное его чувство поклонения Александру.

    Получив образование, Лев Сергеевич по просьбе брата стал фактически его секретарём, занявшись изданием его произведений. И первым значительным делом на этом поприще была переписка поэмы «Руслан и Людмила» для издательства. Лев Пушкин был горд положением помощника своего брата, буквально жил его творчеством, знал наизусть почти все его стихи и искусно подражал интонации Александра Сергеевича при их чтении. Впрочем, они были очень похожи во многом — рост, профиль, черты лица, кучерявая голова и даже почерк. Вот только Лёвушка был … русым и с более светлой кожей.

    В 1824 году по настоянию родителей Лев Пушкин поступил на службу в Департамент духовных дел иностранных вероисповеданий. Но такая служба оказалась тягостной для него, что всё чаще приводило к разгульному, по сути, образу жизни. Это не способствовало, конечно же, должному отношению ни к казённой службе, ни к обязанностям секретаря брата. В 1824 году Лев Сергеевич привёз в Петербург из Михайловского, от брата Александра, который оказался там вовсе не по своей воле, первую главу «Евгения Онегина» и взялся представить её для цензуры и в печать, но сорвал переговоры с издателем. Тогда Александр Сергеевич вынужден был отказаться от услуг Льва и поручить издательские заботы П. Плетневу.

    Лев Пушкин и сам писал стихи, выдержанные в стиле и духе своего времени, но, впрочем, старался их не афишировать, оставаясь в тени брата. Тот, в свою очередь, посвятил Лёвушке стихотворения  «Брат милый, отроком расстался ты со мной…» (1823 г.), «Послание к Л. Пушкину» (1824 г.) и другие произведения. Феноменальная память Льва Сергеевича удивляла — он был способен запомнить стихи и даже целые поэмы, всего лишь однажды прочитанные. «С ним, — как утверждал после его смерти П.А. Вяземский, — можно сказать, погребены многие стихотворения брата его, не изданные, может быть, даже и не записанные, которые он один знал наизусть».

    Андрей Андреевич Дельвиг, встречавший Льва Пушкина в салоне своего дяди, Антона Дельвига, вспоминал: «Он был остроумен, писал хорошие стихи, и не будь он братом такой знаменитости, конечно, его стихи обратили бы в то время на себя общее внимание».

    Но А.С. Пушкин, который еще в лицее собирался на военную службу и мечтал поступить в Лейб-гвардии гусарский полк, считал, что лучшим занятием для его брата будет армия, и принял деятельное участие в определении Льва Сергеевича на военную службу. В 1827 году Лев Пушкин окончательно поступает на службу в действующую армию — юнкером в Нижегородский драгунский полк, командиром которого к этому времени был назначен Н.Н. Раевский. Не будем рассказывать о всех десантах, сражениях и взятиях крепостей, в которых участвовал Л.С. Пушкин, проявивший себя вполне доблестным воином. Подтверждением того стали полученные ордена. А.С. Пушкин гордился тем, что его брат храбр в боях и о нем идет добрая слава. О смерти брата Лев Пушкин узнал лишь в марте 1837 года и встретил известие с совершенным отчаянием.

    После гибели на дуэлях брата и Лермонтова, с которым успел сдружиться  во время службы на Кавказе, в 1842 году в чине майора Лев Сергеевич уволился с военной службы и направился в Петербург. Но по дороге он оказался в Одессе, где гостил в семье симбирского гражданского губернатора  А. М. Загряжского — своих дальних  родственников, пребывавших в весьма затруднительном материальном положении. Здесь он познакомился с дочерью губернатора, Елизаветой Александровной, и оказался неравнодушным к юной красоте. Через некоторое время он вернулся в Одессу представителем Санкт-Петербургской таможни и поступил на службу в Одесскую портовую таможню, а в 1943 г. женился на Елизавете Загряжской.

    Поселилась молодая чета в престижном доходном доме довольно известного, уважаемого в городе и весьма состоятельного купца М. А. Крамарёва. Дом стоял на углу Дерибасовской и Преображенской улиц, фасадом к Соборной площади. Работа  в таможне приносила достаточный доход семье. У Льва и Елизаветы родились дети — Ольга в 1844 г., Анатолий в 1846 г., Софья, которая умерла младенцем, и Мария — в 1849 г. В портовом карантине произошла встреча с Н. В. Гоголем, возвращавшимся из путешествия по святым местам. Но впервые тогда приветствовать друг друга и беседовать им пришлось через несколько рядов решёток карантинной защиты. Позже они встречались в 1850-1851 годах уже у Пушкина в гостях. Дом Пушкиных всегда был полон друзей. Не изменивший свой характер Лев Сергеевич, как утверждали, «занял очень видное место» в городе. Его посещали и Погодин, и Вяземский, и множество новых друзей. Лев Сергеевич купался в отблесках славы великого брата.

    Однако результатом бурной молодости и чрезмерных возлияний стали проблемы со здоровьем. Усилия местных врачей оказались недостаточными, и в 1851 году Лев Пушкин едет на лечение в Париж. Оставаясь человеком своих идеалов и нравов, Лев Сергеевич познакомился в Париже с Проспером Мериме. Но до конца своих дней Лев Пушкин прожил в Одессе, где был похоронен на Христианском кладбище, которое известно, как Первое и Старое… 9 июля 1852 года он скончался от водянки. Где-то там же, очевидно, погребены и останки его дочери-младенца Софьи.

    Однажды мне позвонили, и хозяйка приятного голоса, представившись секретарём Одесского регионального управления таможни, спросила, не могу ли я указать место, где похоронен в Одессе Лев Пушкин: «Мы хотим поставить памятник». Оказалось, что одесские таможенники помнят своего давнего коллегу и даже портрет его поместили на стенде управления. Увы, мне пришлось сказать, что сегодня указать место захоронения не сможет, пожалуй, никто, так как кладбище разрушено, а его подробного плана нет. Но при создании мемориального парка такой памятник установить можно. К сожалению, затянувшееся на 5 лет выполнение программы реконструкции Преображенского парка с созданием мемориала погребённым здесь и музея закончилось ко 2 сентября 2018 года… ничем. На костях создателей нашего города и его славы ныне царит языческий шабаш с драконами, различными шоу и весьма мрачными перспективами.

    Добавить комментарий

    Маршрут Памяти

    Все дальше и дальше уходят в историю годы Великой Отечественной войны. Все меньше и меньше остается ее живых свидетелей, но живут в нашей памяти имена тех, кто ценой своей жизни отстоял свободу и независимость Родины. Мы не имеем права забывать их, мы должны быть благодарны им за их мужество и отвагу, за храбрость и доблесть.

    Приятный сюрприз от горожан

    Одесситы – удивительный, совершенно особенный народ. Они щедры, гостеприимны и очень дружелюбны. И в этом недавно убедился депутат Одесского областного совета Николай Маковский (команда Виктора Баранского). 

    И это завершение «эпохи бедности»?

    С 1 мая снова выросла цена на газ, а всех бытовых потребителей переводят на фиксированный годовой тариф. Также получателям жилищных субсидий предстоит переоформить заявку на получение компенсаций. При этом далеко не всем удастся это сделать, так как требования для назначения субсидий стали еще жестче.

    И новый долг, покой нам только снится

    Новая «кредитная история» была главной темой состоявшейся на прошлой неделе сессии горсовета. Фракция «Оппозиционной платформы – За жизнь» решительно выступила против намерения власти взять очередной кредит, загоняющий город в долговую яму.