Просто о сложном, объективно о главном

предложите новость

форма отправки новости
X

Чехов, «Вишневый сад», любовь, Одесса и… забвение

160 лет назад, 29 января (по старому стилю) 1860 г. в Таганроге, в семье купеческой, со строгими правилами воспитания, родился Антон Павлович Чехов. В жизни русского классика был яркий одесский след. Одессу Чехов любил, и много описывал своё пребывание в этом городе в письмах к своему брату.  Антон Павлович посещал наш город четыре раза и, хотя визиты были короткими, но они подарили его произведениям нескольких прототипов.

Впервые он прибыл на берег Черного моря после смерти брата Николая, 4 июля 1889 г., по приглашению своего земляка, сотрудника одесской газеты «Новороссийский телеграф», Петра Андреевича Сергиенко. Поселившись в гостинице «Северная», он много гулял по Большому Фонтану, купался в море и вел насыщенную театральную жизнь в обществе актрисы Клеопатры Каратыгиной и молодого литератора, сотрудника «Новороссийского телеграфа», Игнатия Потапенко. Биографы Чехова уверенны, что именно одесский журналист Потапенко стал прототипом Тригорина в чеховской «Чайке».

Второй раз Чехов посетил Одессу спустя год, в 1890 году, возвращаясь с острова Сахалин. В этот визит, с помощью одессита, владельца книжного магазина Павла Меркульева, он организовал пересылку по морю своих детских рассказов для детей каторжан на Сахалин. Этому приюту для 68 детей каторжан и его директору Евгении Карловне Майер, Чехов посвятил свою книгу «Остров Сахалин».

Спустя еще год, в 1901, Чехов снова побывал в Одессе по пути из Италии в Крым. Он поселился в гостинице «Лондонская» и проводил время в компании своего друга Виктора Миролюбова и сотрудника газеты «Одесские новости»  Александра Митрофановича Фёдорова. В этот приезд, Антон Павлович познакомился с еще начинающим тогда писателем Куприным, который был абсолютно очарован личностью мэтра, его обаянием и добротой.

А знаменитый чеховский «Вишневый сад» собственно, находился в Одессе, на углу улиц Торговой и Приморской, имел 2439 квадратных саженей и принадлежал уроженке Одесской губернии, Ольге Радионовне Васильевой, которая унаследовала его от своей названной матери Ирины Жеребцовой, взявшей 5-летнюю Оленьку на воспитание и впоследствии удочерившей ее. Ольга Васильева помогала переводить на английский произведения Чехова и подготавливала их к публикации.

Антон Павлович, в то время уже сильно страдающий от чахотки, помогал Васильевой продать имение с садом. Его пьеса «Вишневый сад» написана по мотивам реальной истории продажи одесской усадьбы Ольги Васильевой. Именно Ольга выведена в образе Ани, а барский слуга Фирс — воплощение  реального управляющего одесским имением Лукашова.

Узнав, что Ольга хочет передать часть вырученных от продажи имения денег на постройку больницы в родном Балтском уезде, Чехов в свой следующий приезд в Одессу осмотрел имение, навел справки, встретился с редактором «Одесских новостей» и с маклером. По этому поводу сохранилась его переписка с властями, врачами и одесской Думой.

Оленька Васильева с 16-ти лет зачитывалась произведениями Чехова, а первая их встреча произошла в Ницце, зимой 1898 года. Уже позже, часто бывала у него в гостях вместе с воспитанницей Машей, крошечной девочкой, к которой уже серьезно больной пожилой писатель испытывал самые нежные чувства и даже в шутку называл своей дочерью и дал ей нежное прозвище Маська. В мемориальном чеховском фонде в Ялте хранится фотография девочки лет четырех со светлыми прямыми подстриженными волосами и добрым круглым лицом, запечатленной в широком светлом платье с кружевной вставкой на груди и белым широким воротником. На ногах белые носочки и черные туфельки. В руках наряженная кукла. В правом нижнем углу снимка помета фотографа «Fred Boijjonnan. 1902». На обороте — надпись простым карандашом: «Воспитанница Васильевой».

История нежной любви Оленьки Васильевой к писателю продолжалась до самой его смерти. Крушение надежд Оленьки Васильевой наступили, когда Чехов женился на Ольге Книппер. Молодая жена Чехова писала об этом ему из Москвы: «Васильевой ты посоветуй есть. Хандру ее я понимаю».

Молодость победила неразделенные чувства. В Севастополе на летном поле для воздушных шаров Ольга познакомилась с молодым человеком, любителем роллс-ройсов и воздухоплавания, и вскоре стала Олей Милеант, выйдя за него замуж. Но продолжала тепло заботиться о Чехове и после замужества. Узнав, что писатель смертельно болен, она писала ему:

«Я все лето буду в Женеве и поэтому усиленно прошу… ко мне на полный пансион. И рыбу можно ловить — и в Роне, и в озере…».

А что Одесса? В 2013 году мэрия провела акцию «Вишнёвый сад». На бульваре Жванецкого чиновники высадили саженцы вишни. Но … на сегодняшний день там только одинокая табличка и бурьян….

Добавить комментарий

На темы морали: время собирать камни

Прислушиваясь к совету врачей после перенесённого COVID-19, мы стараемся больше времени проводить у моря. Благо живём рядом. Эти осенние увядающие аллеи золотой листвы, наше «самое синее в мире Чёрное море» и чистые пляжи, отдыхающие от изнурительно жаркого лета и нашествия курортников, берут тебя в плен, вызывают умиротворение. Так бы слушал и слушал ненавязчивое шуршание набегающей волны, покряхтывание чаек, вечных тружеников моря, и вглядывался бы в морскую даль, где, почти сливаясь с горизонтом, покачиваются наполненные ветром паруса яхт.

Чур, я в домике!

Помните это выражение из детских игр? Главный его смысл в том, что, если ты успел добежать до того места, которое договорились называть «домиком», то ты становился недосягаемым для всех своих оппонентов по игре.

Может, сами пойдете работать?

Просто поражаешься, как представители «Зе-команды» умудряются все время попадать в «зашквары» благодаря своим публичным заявлениям. Понятно, что происходит это не от большого ума и по причине отсутствия профессионализма. Но чтобы так часто…

Коронавирус: в опорных больницах — круглосуточная телефонная справка

Теперь о здоровье родных и близких, госпитализированных с COVID-19, можно узнать, позвонив на номера справочных телефонов, которые работают в круглосуточном режиме.