Просто о сложном, объективно о главном

предложите новость

форма отправки новости
X

Чур, я в домике!

Помните это выражение из детских игр? Главный его смысл в том, что, если ты успел добежать до того места, которое договорились называть «домиком», то ты становился недосягаемым для всех своих оппонентов по игре.

Такое ощущение, что давнее детское выражение в Украине сегодня, благодаря чиновникам самого высокого ранга, возрождается, получает вторую жизнь. Ведь своеобразным «домиком» оказался карантин по коронавирусу. Заболевший или объявивший о самоизоляции становится практически недосягаемым для окружающих. Кто ж захочет подвергать себя риску заразиться, общаясь с вирусоносителем? Этим обстоятельством стали сейчас активно пользоваться многие украинские чиновники и госслужащие, начиная с Президента.

Хотя, казалось бы, первое лицо государства можно ж было уберечь от нежелательных контактов и риска заразиться? Но нет, Владимир Зеленский объявил, что заболел и залег в Феофанию. Да не один, а с руководителем Офиса президента Андреем Ермаком. Правда, в разные палаты. Впрочем, злые языки утверждают, что глава государства решил на некоторое время стать недосягаемым по нескольким причинам: из-за поспешности поздравления Джо Байдену с победой на американских выборах, а также из-за конфликта с Конституционным Судом, который сам же создал, а теперь не знает, как «вырулить». Ну, а Андрей Ермак, как говорится, «заболел» за компанию. Не оставлять же Владимира Александровича без присмотра?

Практически обезглавленным оказался парламент. Ушли на карантин спикер Дмитрий Разумков и первый заместитель Верховной Рады Руслан Стефанчук. Вполне возможно, это тоже тактический ход. Дмитрия Разумкова давно подозревают в тайном дрейфе от линии Президента и в желании вести собственную игру. Так что ему есть о чем подумать в больничной тиши. К тому же становится ясным, что бюджет на следующий год вряд ли успеют принять своевременно. Тогда этот провал удобнее всего списать на «подлый» коронавирус, чем признаться в непрофессионализме.

Ну, и вишенкой на торте стало признание министра здравоохранения Максима Степанова о том, что он…тоже заболел! Понятно, что перед любой болезнью мы все равны. Но у руководителя медицинского ведомства все-таки было больше шансов не заразиться. Как, впрочем, у президента, главы его Офиса, руководства Верховной Рады. Но не судилось. Возникает вопрос: а что у нас тогда в сфере здравоохранения творится?

Добавить комментарий

«Не скажет ни камень, ни крест, где легли…»

Время должно отстояться, чтобы, заглядывая в его глубины, мы могли разглядеть доселе не увиденное, а может, совсем забытое. Такие чувства посетили меня, когда перебирала архивную папку своего отца, писателя-мариниста Ивана Гайдаенко, посвященную героизму моряков-черноморцев во время Великой Отечественной, и наткнулась на документы, повествующие о непростой судьбе пассажирского теплохода «Сванетия».

Вместо Мемориала Небесной сотне – банальная афера с «исчезновением» почти 150 миллионов гривен

Накануне 7-й годовщины евромайдана произошло событие, которое красноречиво продемонстрировало человеческую суть всех этих «революционеров», которые, перевернув страну с ног на голову, все это время прикрывались громкими фразами и высокими идеалами. Но оказалось, что они банальные ворюги. Более того, циничные до омерзения, так как крадут на самом святом, что есть у них.

Символ бессилия властей и безнаказанной халатности

В минувшее воскресенье исполнился ровно год с момента крушения танкера Delfi в акватории Одесского залива. Это событие стало своеобразной лакмусовой бумагой, которая безжалостным и безапелляционным индикатором высветила «кто есть кто» в политической среде Одессы и страны в целом. Как отметила народный депутат Украины от политической партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Татьяна Плачкова, «…танкер за время своего нахождения на пляже стал не только символом импотентности властей, но и символом безнаказанной халатности».

Второе европейское «золото» Юрия Захареева

Блестяще выступили украинские боксеры на чемпионате Европы среди молодежи, завершившемся в черногорском городе Будва. В турнире приняли участие 175 спортсменов из 22 стран Старого Света.