Просто о сложном, объективно о главном

предложите новость

форма отправки новости
X

    Чур, я в домике!

    Помните это выражение из детских игр? Главный его смысл в том, что, если ты успел добежать до того места, которое договорились называть «домиком», то ты становился недосягаемым для всех своих оппонентов по игре.

    Такое ощущение, что давнее детское выражение в Украине сегодня, благодаря чиновникам самого высокого ранга, возрождается, получает вторую жизнь. Ведь своеобразным «домиком» оказался карантин по коронавирусу. Заболевший или объявивший о самоизоляции становится практически недосягаемым для окружающих. Кто ж захочет подвергать себя риску заразиться, общаясь с вирусоносителем? Этим обстоятельством стали сейчас активно пользоваться многие украинские чиновники и госслужащие, начиная с Президента.

    Хотя, казалось бы, первое лицо государства можно ж было уберечь от нежелательных контактов и риска заразиться? Но нет, Владимир Зеленский объявил, что заболел и залег в Феофанию. Да не один, а с руководителем Офиса президента Андреем Ермаком. Правда, в разные палаты. Впрочем, злые языки утверждают, что глава государства решил на некоторое время стать недосягаемым по нескольким причинам: из-за поспешности поздравления Джо Байдену с победой на американских выборах, а также из-за конфликта с Конституционным Судом, который сам же создал, а теперь не знает, как «вырулить». Ну, а Андрей Ермак, как говорится, «заболел» за компанию. Не оставлять же Владимира Александровича без присмотра?

    Практически обезглавленным оказался парламент. Ушли на карантин спикер Дмитрий Разумков и первый заместитель Верховной Рады Руслан Стефанчук. Вполне возможно, это тоже тактический ход. Дмитрия Разумкова давно подозревают в тайном дрейфе от линии Президента и в желании вести собственную игру. Так что ему есть о чем подумать в больничной тиши. К тому же становится ясным, что бюджет на следующий год вряд ли успеют принять своевременно. Тогда этот провал удобнее всего списать на «подлый» коронавирус, чем признаться в непрофессионализме.

    Ну, и вишенкой на торте стало признание министра здравоохранения Максима Степанова о том, что он…тоже заболел! Понятно, что перед любой болезнью мы все равны. Но у руководителя медицинского ведомства все-таки было больше шансов не заразиться. Как, впрочем, у президента, главы его Офиса, руководства Верховной Рады. Но не судилось. Возникает вопрос: а что у нас тогда в сфере здравоохранения творится?

    Добавить комментарий

    80 лет тому назад в Одессе

    30 июня 1941 года совместным решением  Президиума Верховного Совета и Совнаркома СССР был создан чрезвычайный орган – Государственный Комитет Обороны (ГКО), в руках которого сосредоточилась вся полнота власти в стране, государственное, военное и хозяйственное руководство.

    «Альтаир» – без школы, город – без программы развития

    Очередную сессию городского совета на прошлой неделе сопровождал протестный митинг жителей массива «Альтаир». Плакаты «Где садик?», «Где школа?» говорили сами за себя. Уж сколько обсуждается эта навязшая в зубах проблема – об активно строящихся целых микрорайонах, в которых запланированные изначально школы и детские сады так и не появляются вплоть до этапа сдачи домов в эксплуатацию, – а бесчеловечная эта практика по-прежнему характерна для города. В результате новоселы загружают сверх меры заполненные детские сады и школы по соседству. Не в две, а в три смены скоро будут учиться дети в одесских школах.  

    Карантин продлят до конца лета?

    Вообще-то он должен завершиться 30 июня, согласно решению правительства, принятому ранее. Но на очередном заседании Кабмина Минздрав внес другое предложение.

    Правила медкомиссии для призывников могут изменить

    Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Людмила Денисова направила в Министерство обороны свои предложения относительно изменений в Положение о военно-врачебной экспертизе в части, касающейся определения степени годности к военной службе призывников военно-врачебными комиссиями.