Просто о сложном, объективно о главном

предложите новость

форма отправки новости
X

Одесский университет в период оккупации: сложные судьбы военного времени

Летом 1941 года было принято решение о тотальной эвакуации одесских учебных заведений сначала в г. Бердянск (Запорожская область, Украина), а оттуда – в Майкоп. Но после удара немецких войск по опорным пунктам Северного Кавказа в направлении нефтяных месторождений Баку и Грозного летом 1942 года советское руководство было вынуждено снова эвакуировать учебные заведения. В августе 1942 года новым, на этот раз последним местом их эвакуации, стал Байрам-Али – районный центр Марыйской области Туркменской ССР. В этом городе Одесский университет находился до полного освобождения территории СССР от фашистских захватчиков.

Однако, Одесский университет практически не приостанавливал свою деятельность и работал в Одессе в годы немецко-румынской оккупации. Уникальность ситуации заключается в том, что на базе одного высшего учебного заведения одновременно функционировали две кардинально разные системы образования.

В начале декабря 1941 года румынские оккупационные власти объявили об открытии в Одессе университета – единственного на всю Транснистрию высшего учебного заведения. Костяком преподавательского состава стали те ученые и преподаватели, которые в силу преклонного возраста и по состоянию своего здоровья, а также здоровья своих близких, не смогли физически покинуть родной город. Работа в университете стала для них практически единственной возможностью получать средства к существованию.

Ректором вновь открытого Одесского университета оккупационные власти назначили человека с трагической судьбой – профессора медицины, заслуженного врача-хирурга РСФСР, Павла Часовникова, который одновременно совмещал эту должность с должностью декана медицинского факультета. О нем чуть позже.

Занятия в Одесском университете начались в феврале 1942 года. Сначала на медицинском, теологическом, а впоследствии и на агрокультурном факультетах. Всего на момент начала 1942–1943 учебного года в Одесском университете обучалось 819 студентов. А осенью 1942 года были дополнительно открыты еще три факультета: юридический и историко-филологический.

В начале 1943 года из румынского отделения историко-филологического факультета был выделен как самостоятельный, молдавский факультет, главной функцией которого являлась подготовка кадров для администрации Транснистрии, в первую очередь, из представителей молдавской и румынской национальностей. А в мае 1943 года при университете открыли институт антикоммунистических исследований и пропаганды, выпускников которого планировали использовать как агитаторов «всех благ новой власти» на местах в школах, сельсоветах и т. д. К этому времени в университете уже числилось 1 758 студентов.

В университет даже приглашали иностранных преподавателей. Румынский язык и литературу преподавал профессор Бурбулеску, профессор французского языка Джионат тоже был приглашен из Румынии, из Римского университета – профессор Логатто, который читал курс русской литературы, профессор Галло из Италии читал курсы итальянского языка и античной итальянской культуры. Также активно велась защита кандидатских и докторских диссертаций.

Конечно не все, но значительная часть из тех преподавателей и сотрудников, которые работали в университете Транснистрии, как могли боролись с оккупантами. Активную антифашистскую работу проводила группа университетских физиков во главе с доцентами А. К. Чернюком и В. В. Кондагури, которая возникла в декабре 1942 года.

В тайном котловане под фундаментом сгоревшего от бомбы части здания подпольщики сохранили ценную аппаратуру, материалы и реактивы от вывоза и уничтожения их румыно-немецкими захватчиками. О. К. Чернюк, В. В. Кондагури конструировали и изготовляли зажигательные бомбы, передавали их партизанскому подполью, которое использовало их для диверсий. Из лаборатории Физинститута, где они работали, направлялись в катакомбы аккумуляторы, взрывчатка. Была изготовлена динамомашина с ручным приводом для подпольной радиоустановки, миноискатель для разминирования входа в катакомбы с. Кривая Балка. Подпольно-патриотическая группа изготавливала справки и паспорта, различные документы, спасая людей от вывоза в Германию в рабство. Фашисты с помощью предателей схватили А. К. Чернюка и В. В. Кондагури, но даже под пытками они никого не выдали.

Преподаватели вели агитационную работу среди студентов и работников университета, населения города и окрестных сел, словацких и румынских солдат, которые в дальнейшем перешли на сторону наших партизан. В подпольном антифашистском движении принимала участие значительная часть преподавателей и студентов, среди которых были В. Литовченко, Е. Кузьменко, И. Швец, В. Товкач и др.

Ну и собственно о трагической судьбе ректора университета времен оккупации, П. Часовникова.

К началу войны на счету популярного в Одессе хирурга и профессора и заведующего хирургической факультетской клиникой, было около 60 научных работ. Когда началась оборона Одессы, именно по его инициативе был организован большой клинический госпиталь для раненых и больных, поступавших с фронта. Когда было принято решение о эвакуации медицинского состава госпиталя в тыл и на другие объекты фронта, он остался в клинике, практически в одиночку оперировал многочисленных больных и раненых. От напряженной работы он заболел и лечился самостоятельно, на даче на 11-й станции Большого фонтана, и не смог эвакуироваться.

Позже, на допросах, сам Часовников утверждал, что пытался отказаться от должности ректора, на которую был назначен письменным приказом Антонеску, ссылаясь на то, что он практикующий хирург и не приспособлен к административной работе. Но на следующий день после отказа, его вызвали к губернатору Алексиану и дали понять, что выбора у него нет и отказаться от должности он не имеет права. Он согласился, сказав Алексиану: «моя работа после будет стоить мне жизни…».

Сложно сказать, можно ли осуждать выбор которого не было, и человека, врача, интеллигента, который даже работая на оккупационную власть спасал жизни своих соседей.

Благодаря переговорам Часовникова с префектом была спасена от ареста и пыток директор библиотеки Медфакультета Барташевская. Её арестовали как еврейку, но Часовников сумел убедить префекта, что она из русской купеческой семьи. Он помог и ординатору хирургической клиники доктору Полю, арестованному за помощь в побеге своему товарищу. По свидетельству очевидцев Часовников помогал многим.

Но были и другие свидетельства, хотя лично у автора этой статьи их источник вызывает чувство тошноты и брезгливости. Да, о Часовникове в своих «мемуарах» упоминает городской голова Одессы в период оккупации, Герман Пынтя:

«…Летом 1942 г. в Одессе тяжело заболела сотрудница мэрии Елена Руденко, жена профессора Руденко и сестра советского Маршала Толбухина[5]. Начальник управления недвижимости Тудоровски Константин, адвокат из Кишинева, чья жена, рожденная в Одессе, была коллегой по лицею сестры Маршала Толбухина, попросил знаменитого хирурга Часовникова[6] прооперировать сестру маршала Толбухина. Часовников категорично отказался, сказав, что не хочет оперировать сестру коммуниста и маршала. Тудоровски пришел ко мне с просьбой повлиять на Часовникова, дабы тот срочно прооперировал госпожу Руденко. Я тут же вмешался, уговорив ректора университета прооперировать сестру Толбухина. Ректор согласился, прооперировал, спас ей жизнь. Как он мне потом сказал, операция была сложная и рискованная».

Насколько можно верить «свидетельствам» человека, который в своих мемуарах называл себя чуть ли не спасителем одесских евреев, судить самим читателям.

Часовников понимал, что его ждет после победы СССР, поэтому и согласился принять румынское гражданство.

На заседании Военного трибунала Часовников говорил: «Я 40 лет работал верой и правдой, служил своей Родине. Я оперировал и спас от смерти тысячи жизней. За 30 лет я обучил 12 тысяч студентов, подготовил троих профессоров и двух доцентов…»

Может быть, именно после этих слов приговор оказался сравнительно мягким: 10 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах. Часовников был направлен в полевую тюрьму № 1 МТБ ЮТВ для «дальнейшего этапирования». Однако, 20 марта 1947 года был подан протест в порядке надзора с просьбой «отменить приговор «за мягкость» и передать на новое рассмотрение».

7 апреля 1947 года Часовников был этапирован в тюрьму № 1 УМВД города Одессы. По показаниям свидетелей, пожилого профессора сильно били. Не смотря на запреты и риск, его навещал и приносил передачи академик Филатов.

26 мая 1947 года Часовникову был объявлен новый приговор: лишение свободы на 25 лет с конфискацией имущества и поражением в правах на 5 лет по статье 58—1 «а». Кассационная жалоба привела к заключению: «Приговор оставить без изменения».

Уже в заключении его привозили на особо сложные операции в местные больницы или когда возникала необходимость оперировать особо «больших» начальников.

В 1954 году, находясь в местах лишения свободы, Часовников умер. Только 30 августа 1991 года было решено «в связи с отсутствием в деле совокупности доказательств, распространить на Часовникова П. Г. Закон «О реабилитации», но ему лично это уже не было нужно.

Наверняка не все люди, заслужившие этого, из числа преподавателей и студентов посмертно реабилитированы, еще много людей ждет, чтобы с них было стерто клеймо предателя, как это произошло 27 июля 1993 года с профессором К. Д. Покровским.

Астроном и профессор Константин Доримедонтович Покровский тоже не успел эвакуироваться из Одессы по причине серьезной болезни жены, на тот момент ему было 73 года. Он продолжал работать директором обсерватории, которой руководил с 1934 года и в университете.

К.Д. Покровский (в молодости)

15 сентября 1943 г. в уже упомянутом выше «Институте антикоммунистической пропаганды» прочёл лекцию «Скорбные страницы в истории Пулковской обсерватории». В ночь с 10 на 11 мая 1944 г. К. Д. Покровский был арестован отделом УНГБ по Одесской обл. по ст. 54-1а УК УССР (измена Родине). В постановлении на арест в качестве основного обвинения фигурировал факт прочтения Покровским лекции «Разгром большевиками Пулковской обсерватории» (см. «Пулковское дело»).Однако, на допросах К. Д. Покровский своей вины не признавал, а лекцию назвал объективной.

Кстати, основное обвинение ректора Часовникова тоже состояло в том, что он «присутствовал на торжественном открытии» упомянутого института.

Покровский был переведён 7 июля 1944 г. в следственную часть НКГБ УССР (г. Киев). Находился в тюрьме №1 УНКВД Киевской обл. Умер в тюремной больнице 5 ноября 1944 г. Покровский тоже был реабилитирован посмертно 27 июля 1993 г.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кандидат в мэры Николай СКОРИК: «Мы способны обеспечить городу реальное развитие. И мы докажем это одесситам»

Николай Скорик стал кандидатом в мэры Одессы от политической партии «Оппозиционная платформа – За жизнь». Такое решение было принято на конференции политсилы 21 сентября. С предложением поддержать кандидатуру Николая Скорика выступил сопредседатель партии и член Стратегического совета ОП-ЗЖ Вадим Рабинович. По его словам, основная задача оппозиции на местных выборах – это «освобождение Одессы от Труханова, запятнавшего свою репутацию офицера слиянием с бандитами и националистическими элементами».

Искажение исторических фактов и фальсификация истории!

Не так давно мы радовались решению Окружного административного суда Киева, признавшего противоправным заключение Института национальной памяти о том, что символика дивизии СС «Галичина» не является нацистской.

Команда Виктора Баранского почтила память участников партизанского движения

22 сентября Украина отметила День партизанской славы! Одесситы помнят и чтут память о подвиге наших партизан, которые во время фашистской оккупации Одессы изматывали силы и наносили огромный урон армии врагов.

Велосотка по Поясу Славы

26 сентября состоялось 47-е Международное велоралли «100 км по Поясу Славы за 10 часов», посвященное памяти воинов-освободителей города-героя Одессы.