Просто о сложном, объективно о главном

предложите новость

форма отправки новости
X

Что в памяти сохранилось (Продолжение)

Проходит всё – и хорошее, и плохое. Для нашего села война уже как будто закончилась, но последствия её поломали жизнь целого поколения.

Не дождались с фронта своих отцов многие мои товарищи. А мужчины из нашего села, которых угнали в Германию, там и находились до окончания войны. После освобождения их ещё одели в военную форму, выдали оружие и перебросили под Прагу на помощь в ликвидации яростно сопротивлявшихся отдельных частей немецкой армии. Только после завершения этой операции всех этих «гражданских вояк» немедленно отправили по домам.

С надеждой на мирное будущее…

Не думали и не гадали мои родственники и соседи, что воевать им придется ещё некоторое время дома, но уже не с фашистами, а с местными ворами и бандитами. Почти каждую ночь воры взламывали замки на дверях сараев, домов или кладовок и уводили коров, лошадей и прочую живность. Застигнутые на месте преступления, они, как правило, не убегали, а велели молчать, если жизнь дорога.

Понадеялись мы на крепкие замки и собаку, потеряли бдительность и однажды утром поняли, что лишились нашей кормилицы, коровы Ласки. Молоком она обеспечивала, кроме нас, и соседей. От неё остался только кровавый след – воры вытаскивали её из сарая под металлическим уголком и ободрали кожу по всей длине хребта. Еле заметные следы указывали, что эти мародёры свою добычу увели в лес. Подобные происшествия повторялись в селе каждые 5-10 дней. Заявления в милицию, конечно, писали, но в эти годы подобных преступлений было столько, что там и прочитывать их не успевали. Посоветовавшись, наши селяне решили действовать самостоятельно.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стало убийство, очень уважаемого в селе человека — Данила Яцюка. Без Данила и его скрипки, пока он был жив, не обходилась ни одна свадьба или другое торжество. В связи с тем, что такие события происходили редко, заработка от его музыки для содержания семьи было недостаточно, поэтому наш музыкант согласился охранять по ночам сельский магазинчик, находящийся рядом с его хатой. Вскоре завезли небольшую партию дефицитных на то время товаров: спички, хозяйственное мыло, керосин, иголки… Об этом стало известно промышлявшим в нашей местности бандитам. Не успел продавец засветло как следует посчитать и оприходовать товар, ушёл отдыхать, оставив всё это добро под охрану сторожу Даниле. Это было его последнее дежурство… В 5 часов утра он был найден лежащим возле магазина на скамейке с расплющенной большим камнем головой. Весь «дефицит» исчез.

На третий день после похорон всё село, стар и млад, вооружившись чем попало, вышли на облаву в лес. Помню, пастушки подсказали, что видели вчера чужих мужиков, как они залазили в бункер, и показали примерно место его расположения. Наводка оказалась верной и очень полезной. Нас было много, правда, в основном женщины и дети, поэтому подойти к цели тихо и скрытно не получилось. Улучив момент, один ворюга вырвался и сбежал, а ещё двоих вытащили, как барсуков, из их подземелья, связали ремнями, посадили под деревом и стали выяснять, кто и откуда они. Оказалось, что эти здоровенные мужики далеко не ходили за лёгкими заработками, их село находилось всего в 7 километрах от нашей Шкроботовки.

Некоторые вещи наших селян и товары из обворованного магазина ещё не успели уйти на базар, находились в их убежище, связанные в тюки и приготовленные к реализации. Кроме того, на расстоянии около 100 метров от воровского логова наши следопыты обнаружили заваленные большими дубовыми ветками шкуру и две отрезанные головы коров.

Не теряя времени, препроводили непрошеных «гостей» в село и поехали на лошадях (другого транспорта и связи не было), чтоб вызвать из райцентра милицию. Наши люди настолько были обозлены, что прибывшие трое милиционеров с трудом сумели предотвратить жестокий самосуд.

Нам очень не хватало нежного пения скрипки нашего дорого Данилы, но жизнь продолжалась, и вскоре запел трофейный аккордеон вернувшегося на деревянном протезе с войны фронтовика — нашего славного музыканта Христофора Голуба.

Известие о том, что селяне сплотились для самозащиты от всякого сброда, разнеслось по всей округе, и криминал резко сократился. Вскоре из местных жителей были созданы так называемые истребительные батальоны. Об этом следующее повествование…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

«Delfi»: позор продолжается

Как говорится, это уже не смешно. Все эти «половецкие пляски» различных органов власти вокруг проблемы утилизации танкера, который восемь месяцев лежит на боку в акватории пляжа «Дельфин», в непосредственной близости от береговой линии, стали вызывать ощущение непрекращающегося безумия.

Кредит, не малая приватизация и старые дома

С протестного митинга на Думской начался 22 июля сессионный день в городском совете. Собравшиеся на площади у одесской мэрии таким образом возражали против намерения городской власти взять очередной кредит – такой проект решения присутствовал в обнародованной повестке дня очередной сессии.

Адаптивный карантин продлен до 31 августа

Такое решение правительство приняло на прошлой неделе. То есть, как минимум, до конца лета нам жить с масками, антисептиками и социальной дистанцией.

Благотворительный фонд Виктора Баранского «За Одессу!» традиционно чтит юбиляров

Волонтеры благотворительного фонда Виктора Баранского «За Одессу!» поздравили с 90-летием замечательную женщину, уважаемую одесситку, бывшую сотрудницу завода «Промсвязь» Веру Никифоровну Дзеро, которая много лет своей долгой, непростой жизни отдала самоотверженной работе, заботе о людях, трудовым достижениям.